Статья 90. Преюдиция

Опубликовано 03-02-2011

(в ред. Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.
ЮРИДИЧЕСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ
Комментарий к статье 90

1. Целью введения в УПК данной статьи послужила необходимость в исключении, точнее, минимизации противоречий между итоговыми процессуальными актами. В ее основе лежит юридическое предположение истинности вступившего в законную силу судебного приговора.

2. Уголовно-процессуальный закон содержит ряд норм, применение которых порождает преюдициальные вопросы. К ним, в частности, относятся: положения о приостановлении и выделении уголовного дела, о передаче гражданского иска о возмещении вреда, причиненного преступлением на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства и др. Применение таких норм приводит к «дроблению» процесса. Вопросы, которые могли быть разрешены в одном производстве, в силу объективной невозможности и в силу допущения такого положения в законе решаются раздельно.

3. Правило о преюдиции реализуется только в тех случаях, когда в двух связанных между собой делах необходимо установить одни и те же фактические обстоятельства, т.е. когда проявляется «преюдициальная связь». В уголовном судопроизводстве есть две категории дел, в которых применяются преюдиции. К первой из них относятся случаи расследования (рассмотрения) уголовных дел, выделенных в самостоятельное производство. Например, когда расследуется или рассматривается уголовное дело в отношении одного из соучастников преступления после его выздоровления. Приговор по основному делу уже постановлен и вступил в законную силу, а выделенное дело возобновляется производством позже. В приговоре по выделенному делу в отношении обвиняемого, не участвовавшего в рассмотрении основного дела, его действиям может быть дана иная оценка, которая могла существенно повлиять на разрешение основного уголовного дела (в вопросах об уголовно-правовой квалификации, о размере причиненного ущерба и др.). Таким образом, может создаться положение, при котором вступившим в законную силу приговором по выделенному делу установлены факты, свидетельствующие о допущенной ошибке при постановлении первого приговора (по основному делу). Не исключается также, что неправильно может быть разрешено второе дело, ставящее под сомнение первый приговор. Увы! Возможна ситуация, при которой оба приговора не будут отражать истины.

4. Во-вторых, преюдициальные вопросы могут возникать в тех случаях, когда в ходе производства предварительного расследования или разбирательства уголовного дела в суде выясняются факты дачи заведомо ложных свидетельских показаний, заключения эксперта, неправильного перевода, иных проявлений фальсификации доказательств. После окончания производства по такому уголовному делу прокурор возбуждает дело в отношении лжесвидетеля, эксперта или переводчика, давших заведомо ложные показания, заключение или перевод. В приговоре такие показания, заключение, перевод отвергнуты как заведомо ложные. При производстве по делу о преступлениях против правосудия данной категории этот приговор имеет доказательственное значение. Однако расследование, рассмотрение дела ведется с соблюдением всех процессуальных гарантий, какие предоставляет обвиняемому УПК. Не исключено, что впоследствии может подтвердиться правильность показаний свидетеля, заключения эксперта, перевода, признанных заведомо ложными. Таким образом, после окончания рассмотрения уголовного дела против правосудия в законную силу вступит приговор, который будет находиться в противоречии с другим приговором. Один из этих актов должен быть отменен.

5. Положительный результат при реализации правила о преюдиции достигается, во-первых, вследствие того, что это правило требует в каждом случае учитывать факт наличия вступившего в законную силу решения, связанного с делом, находящимся в производстве дознавателя, следователя, прокурора и суда. Положение о преюдиции не позволяет осуществлять производство по делу, не учитывая преюдициальный акт. Во-вторых, реализация преюдиций позволяет обнаружить судебную ошибку и впоследствии установить объективную истину по двум связанным между собой делам. В-третьих, применение этого правила освобождает дознавателя, следователя, прокурора и суд от необходимости устанавливать повторно некоторые обстоятельства, имеющие значение для дела, они могут ограничиться лишь ссылкой на копию приговора.

6. Правило о преюдиции начинает действовать с момента вступления приговора в законную силу. Не вступивший в законную силу приговор не обладает преюдициальным значением. Момент вступления приговора в законную силу определен в ст. 390 УПК.

7. Важной гарантией прав обвиняемого при реализации преюдиций служит запрет на предрешение виновности лиц, не участвовавших в рассмотрении уголовного дела, по которому постановлен приговор, имеющий преюдициальное значение. При расследовании, рассмотрении уголовного дела, выделенного в самостоятельное производство, бесспорно, могут быть установлены обстоятельства, свидетельствующие о виновности лиц, не участвовавших в производстве по основному уголовному делу. Такое исследование необходимо для всесторонней и полной оценки действий тех лиц, дело в отношении которых рассматривалось. При расследовании, рассмотрении выделенного уголовного дела может выясниться, что квалификация, данная в основном деле, должна быть иной. Нетрудно представить, что соучастники преступления при расследовании основного дела могли оговорить скрывшегося, заболевшего либо неустановленного соучастника, дело в отношении которого выделено в самостоятельное производство, приписывая ему руководящую роль в совершении преступления и умаляя при этом свою собственную вину либо вовсе отрицая ее, и т.п. Виновность обвиняемого в совершении преступления должна быть доказана с соблюдением всех процессуальных требований, содержащихся в УПК, и подтверждена совокупностью других доказательств по делу, наряду с преюдициальным приговором.

8. Во вступившем в законную силу судебном приговоре могут содержаться любые обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73 УПК) по вновь расследуемому (рассматриваемому) делу, для которого этот приговор имеет преюдициальное значение. Однако по любому из этих обстоятельств обвиняемым могут быть представлены обоснованные возражения. Таким образом, запрет на предрешение может действовать не только в отношении виновности, но и других обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

9. Необходимым условием применения правила о преюдиции является получение копии преюдициального приговора или решения судом, прокурором, следователем и дознавателем, осуществляющими производство по делу, поэтому важно своевременно сделать соответствующий запрос.

10. В ст. 87 УПК раскрывается содержание проверки доказательств, проводимой по каждому уголовному делу. В числе ее элементов названы три: 1) сопоставление доказательств между собой; 2) установление их источников; 3) получение иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Применение правила о преюдиции подразумевает лишь первый из названных в ст. 87 УПК элементов проверки. Сопоставление изложенных обстоятельств с материалами дела — существенный и необходимый элемент проверки, который не может быть исключен. Полностью заменить исследование тех или иных обстоятельств, входящих в предмет доказывания, ссылкой на приговор нельзя. Проявление «процессуальной экономии» не столь широко. Она находит свое выражение в установлении с помощью приговора лишь некоторых обстоятельств.

Пример. Потерпевшему Д. были причинены тяжкие телесные повреждения группой лиц — А., Б. и С. Впоследствии Д. от полученных ранений скончался. События далее развивались следующим образом. А. и Б. были осуждены приговором, который вступил в законную силу. В отношении С., поскольку он скрылся, дело было приостановлено и выделено в самостоятельное производство. При розыске С. и расследовании (рассмотрении) его дела не возникает необходимости вновь назначать судебно-медицинскую экспертизу трупа для установления факта насильственной смерти, а также в передопросе свидетеля, обнаружившего случайно через 2 — 3 дня после произошедшего безжизненное тело Д., и др.

11. Статью 90 УПК необходимо рассматривать в соединении со ст. 17 УПК. Законодатель не учел, что сомнения в правильности установления изложенных в приговоре обстоятельств могут возникнуть также у дознавателя, следователя и прокурора. Отсутствие возможности принятия ими решения по внутреннему убеждению, при возникновении обоснованных сомнений, означало бы сознательное уклонение от цели доказывания в уголовном судопроизводстве установления объективной истины и признание вступившего в законную силу приговора формальным доказательством, вопреки ч. 2 ст. 17 УПК о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. В конце концов запрет для дознавателя, следователя и прокурора принять решение вопреки вступившему в законную силу приговору при наличии обоснованных сомнений в его правосудности приведет к тому, что в суд (который уполномочен согласно ст. 90 УПК постановить приговор, противоречащий уже имеющемуся вступившему в законную силу приговору) уголовное дело попадет в «подработанном» под первый приговор виде. При таких условиях велик риск перехода следственной ошибки в судебную.

12. В действующем УПК отсутствует регламентация разрешения коллизии между двумя вступившими в законную силу противоречивыми приговорами.

13. Статья 90 не применяется в случаях, когда речь идет об отказе или о прекращении уголовного дела в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК, так как при этом имеет место отказ от вторичного уголовного преследования по тому же обвинению и реализуются положения ч. 1 ст. 50 Конституции и ч. 2 ст. 6 УК, а не необходимость разрешения двух дел, имеющих единую фактическую основу.

14. Действующий УПК не содержит положения, аналогичного ст. 28 УПК РСФСР, в которой шла речь о преюдициальном значении вступивших в законную силу постановлений по гражданским делам для органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. Между тем о существовании «межотраслевой преюдиции» свидетельствуют нормы действующих ГПК (ст. 61) и АПК (ст. 69). Кроме этого, ст. 6 Закона о судебной системе и ст. 13 ГПК устанавливают, что вступившие в законную силу судебные решения обязательны для всех без исключения органов государственной власти (каковыми являются органы уголовного преследования и суд), органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории России.

В УПК не сформулировано запрета на разрешение гражданского иска ранее разрешения уголовного дела, при условии, что последнее еще не возбуждено. К тому же судья, принимая исковое заявление и возбуждая гражданское дело, может и не подозревать о том, что исковые требования вытекают из причинения вреда вследствие совершения ответчиком преступления, в связи с чем следовало бы отказать в принятии иска, а если он уже принят — приостановить производство до разрешения дела в порядке уголовного судопроизводства (абз. 5 ст. 215 ГПК, п. 1 ч. 1 ст. 143 АПК). Если согласно ранее действовавшему УПК РСФСР гражданское дело подлежало приостановлению (в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 214 ГПК РСФСР) с момента возбуждения уголовного дела, то в действующем с 1 июля 2002 г. УПК ситуация выглядит иначе. В п. 56 ст. 5 УПК раскрывается понятие «уголовное судопроизводство», определяемое как досудебное и судебное производство по уголовному делу. В свою очередь, в п. 9 ч. 1 ст. 5 УПК дается определение понятия «досудебное производство», под которым понимается уголовное судопроизводство «с момента получения сообщения о преступлении» до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу. Отсюда следует вывод: гражданский процесс должен приостанавливаться производством даже тогда, когда органами уголовного преследования проводится доследственная проверка в порядке ст. 144 УПК. При возникновении коллизии положений ГПК и УПК применению подлежат нормы последнего.

15. При производстве по уголовному делу необходимо учитывать обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда по гражданскому делу. В противном случае неизбежно появление двух противоречивых актов правосудия, вступивших в законную силу, — приговора и решения. Учитывать факт наличия вступившего в законную силу решения суда по гражданскому делу и ознакомиться с его содержанием дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны, но принять процессуальное решение перечисленные субъекты вправе, оценив доказательства по внутреннему убеждению (ст. 17 УПК).

16. В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23.03.1979 N 1 «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» (в ред. от 26.04.1984) <*> содержались следующие рекомендации: «Если в результате установленного в порядке гражданского судопроизводства размера ущерба суд придет к выводу о необходимости пересмотра приговора, он выносит решение по иску на основе всех исследованных им доказательств и должен поставить вопрос о проверке уголовного дела в порядке надзора». Приведенное Постановление Пленума согласно ч. 2 ст. 4 ФЗ от 14.11.2002 N 137-ФЗ «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» <**> может применяться в части, не противоречащей ГПК, введенному в действие с 1 февраля 2003 г.

———————————

<*> Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М.: Спарк, 1995.

<**> СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4531.

15. Акты органов и должностных лиц, рассматривающих дела об административных правонарушениях, не имеют преюдициального значения для уголовного судопроизводства. Они могут выступать лишь в качестве обычных доказательств — материалов административного производства и вводятся в уголовный процесс как «иные документы» (п. 6 ч. 2 ст. 74 и ст. 84 УПК).

16. Признание Конституционным Судом РФ положений УПК либо иных нормативных актов не соответствующими Конституции и не подлежащими в связи с этим применению не образует преюдиции. Согласно ч. 3 ст. 3 Закона о Конституционном Суде данный орган судебной власти «решает исключительно вопросы права». Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 3 названного Закона Конституционный Суд РФ «при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов». В случае признания тех или иных положений закона не соответствующими Конституции речь идет лишь об одном уголовном деле, которое предстоит разрешить, учитывая решение Конституционного Суда РФ.

17. Признание судом в приговоре рецидива (либо особо опасного рецидива) не связано с применением ст. 90 УПК. Учет при назначении наказания предшествующей непогашенной (или неснятой) судимости по своему характеру не является преюдициальным, так как оба дела (первое — по которому имеется неснятая судимость, и второе — производство по которому ведется) не связаны между собой единством фактических обстоятельств; иными словами, между ними отсутствует «преюдициальная связь».