Статья 464. Отказ в выдаче лица

Опубликовано 07-02-2011

1. Выдача лица не допускается, если:

1) лицо, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, является гражданином Российской Федерации;

2) лицу, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, предоставлено убежище в Российской Федерации в связи с возможностью преследований в данном государстве по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям;

3) в отношении указанного в запросе лица на территории Российской Федерации за то же самое деяние вынесен вступивший в законную силу приговор или прекращено производство по уголовному делу;

4) в соответствии с законодательством Российской Федерации уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности или по иному законному основанию;

5) имеется вступившее в законную силу решение суда Российской Федерации о наличии препятствий для выдачи данного лица в соответствии с законодательством и международными договорами Российской Федерации;

6) деяние, послужившее основанием для запроса иностранного государства о выдаче, в соответствии с уголовным законодательством Российской Федерации не является преступлением.

(п. 6 введен Федеральным законом от 17.12.2009 N 324-ФЗ)

2. В выдаче лица может быть отказано, если:

1) утратил силу. — Федеральный закон от 17.12.2009 N 324-ФЗ;

(см. текст в предыдущей редакции)

2) деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче, совершено на территории Российской Федерации или против интересов Российской Федерации за пределами ее территории;

3) за то же самое деяние в Российской Федерации осуществляется уголовное преследование лица, в отношении которого направлен запрос о выдаче;

4) уголовное преследование лица, в отношении которого направлен запрос о выдаче, возбуждается в порядке частного обвинения.

3. Если выдача лица не производится, то Генеральная прокуратура Российской Федерации уведомляет об этом компетентные органы соответствующего иностранного государства с указанием оснований отказа.

Комментарий к статье 464

1. В ст. 464 устанавливается два перечня оснований отказа в выдаче: императивных (ч. 1) и диспозитивных (ч. 2).

2. Первые три подпункта ч. 1 коммент. статьи основываются полностью или частично на конституционных запретах (ч. 1 ст. 61, ч. 2 ст. 63 и ч. 1 ст. 50 Конституции соответственно).

2.1. Следует иметь в виду, что выдача гражданина Российской Федерации иностранному государству не допускается даже в том случае, если он имеет второе гражданство (в том числе этого государства).

Конституционный запрет выдачи граждан России не является абсолютным. Формальное толкование ч. 1 ст. 61 Конституции позволяет сделать вывод о том, что возможна выдача (передача) российских граждан по запросу международного уголовного суда, юрисдикция которого является обязательной для Российской Федерации (в настоящее время Международный трибунал по бывшей Югославии и Международный трибунал по Руанде, учрежденные решениями Совета Безопасности ООН соответственно от 25 мая 1993 г. и 8 ноября 1994 г.).

2.2. В соответствии с ч. 2 ст. 63 Конституции не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, тогда как в п. 2 ч. 1 коммент. статьи говорится об отказе в выдаче лица, которому предоставлено убежище в Российской Федерации в связи с возможностью преследований в данном государстве по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям.

Как представляется, формулировка п. 2 ч. 1 ст. 464 УПК в определенной степени сужает гарантию, закрепленную в данной конституционной норме: по нашему мнению, для отказа в выдаче какого-либо лица в связи с его преследованием за политические убеждения совсем не обязательно, чтобы ему в Российской Федерации было предоставлено политическое убежище.

Согласно ч. 1 ст. 63 Конституции Россия предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права (см. Положение о порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища, утв. Указом Президента РФ от 21.07.1997 N 746 (в ред. от 01.12.2003) <*>).

———————————

<*> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3601; 2003. N 49. Ст. 4755.

3. Согласно подп. 1 ч. 2 коммент. статьи в выдаче лица может быть отказано, если деяние, послужившее основанием для запроса о выдаче, не является по уголовному закону преступлением. Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 63 Конституции не допускается выдача другим государствам за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением. В этой связи полагаем необходимым включить коммент. положение в перечень императивных оснований отказа в выдаче (ч. 1 ст. 464 УПК).

4. Международными договорами устанавливаются аналогичные перечни оснований отказа в выдаче, содержащие, однако, некоторые отличия, которые необходимо учитывать.

4.1. В частности, в качестве общего правила в исполнении запроса о выдаче отказывается, если это могло бы нанести ущерб суверенитету, безопасности или другим существенным интересам запрашиваемого государства либо противоречит основам законодательства или международным обязательствам запрашиваемого государства.

4.2. Необходимо упомянуть и такое формальное основание отказа в выдаче, как п. 1 ст. 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. <*>, в соответствии с которым государство — участник Конвенции не должно выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток (определение пытки дается в п. 1 ст. 1 Конвенции). Согласно п. 2 ст. 3 Конвенции для определения наличия таких оснований компетентные власти запрашиваемого государства принимают во внимание все относящиеся к делу обстоятельства, включая, в соответствующих случаях, существование в запрашиваемом государстве постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека.

———————————

<*> ВВС СССР. 1987. N 45. Ст. 747.

Очевидно, что констатация существования такой практики должна опираться на заключение МИД России и (или) соответствующие решения международных (межправительственных) органов и организаций, занимающихся вопросами защиты прав человека.

4.3. В ряде договоров, заключенных Россией в последние годы, имеются положения об отказе в выдаче, если выдача запрашивается в связи с преступлением, наказуемым по военному праву, но которое не является преступлением по общему уголовному праву, а также в связи с преступлением, которое запрашиваемое государство считает политическим или связанным с таковыми (см., например, ст. ст. 3, 4 Европейской конвенции о выдаче 1957 г.).

Российское законодательство не содержит понятия «политические преступления». Однако в Федеральном законе о ратификации Европейской конвенции 1957 г. отражено заявление о том, что во всех случаях при решении вопросов о выдаче Россия не будет рассматривать в качестве политических преступлений или преступлений, связанных с политическими преступлениями, в частности, преступления, предусмотренные: а) в ст. ст. II и III Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948), ст. ст. II и III Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него (1973) и ст. ст. 1 и 4 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984); б) в ст. 50 Женевской конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях (1949), ст. 51 Женевской конвенции об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (1949), ст. 130 Женевской конвенции об обращении с военнопленными (1949), ст. 147 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны (1949), ст. 85 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (1977), и ст. 1 и 4 Дополнительного протокола II к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (1977); в) в Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (1970), Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (1971), и Протоколе о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию (1988), дополняющем упомянутую Конвенцию 1971 года; г) в Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (1973); д) в Международной конвенции о борьбе с захватом заложников (1979); е) в Конвенции о физической защите ядерного материала (1980); ж) в Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1988), а также в иных сравнимых преступлениях, предусмотренных в многосторонних международных договорах, участником которых является РФ (см. перечень в п. 6.2 общего коммент. к части пятой УПК).

В Европейской конвенции 1957 г. (п. 3 ст. 3) также предусмотрено, что для целей этой Конвенции убийство или покушение на убийство главы государства или члена его семьи не рассматривается как политическое преступление.

Кроме того, следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 1 Европейской конвенции о пресечении терроризма (1977) <*> для целей выдачи между государствами-участниками ни одно из нижеуказанных правонарушений не квалифицируется в качестве политического правонарушения, или правонарушения, связанного с политическим правонарушением, или правонарушения, совершаемого по политическим мотивам:

———————————

<*> СЗ РФ. 2003. N 3. Ст. 202.

а) правонарушение, подпадающее под действие положений Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (1970);

b) правонарушение, подпадающее под действие положений Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (1971);

с) тяжкое правонарушение, связанное с покушением на жизнь, физическую неприкосновенность или свободу лиц, пользующихся международной защитой, включая дипломатических агентов;

d) правонарушение, связанное с похищением, захватом заложников или незаконным насильственным удержанием людей;

е) правонарушение, связанное с применением бомб, гранат, ракет, автоматического стрелкового оружия, писем или посылок с вложенными в них взрывными устройствами, если подобное применение создает опасность для людей;

f) покушение на совершение одного из вышеуказанных правонарушений или участие в качестве сообщника лица, которое совершает подобное правонарушение или покушается на его совершение.

4.4. В соответствии с п. 2 ст. 3 Европейской конвенции 1957 г. Россия должна отказать в выдаче, если она имеет существенные основания полагать, что запрос о выдаче, касающийся обычного уголовного правонарушения, был сделан с целью судебного преследования или наказания лица в связи с его расой, религией, национальностью или политическими убеждениями или что положению этого лица может быть нанесен ущерб по любой из этих причин.

4.5. В Европейской конвенции 1957 г. (ст. 5) предусмотрена возможность отказа в содействии в отношении финансовых преступлений. Однако Россия и другие участники Второго дополнительного протокола 1978 г. к этой Конвенции (см. перечень в табл.) договорились, что за преступления в связи с налогами, сборами, пошлинами и валютными операциями выдача осуществляется между Договаривающимися Сторонами в соответствии с положениями Конвенции, если такое преступление согласно законодательству запрашиваемой Стороны соответствует преступлению того же характера. При этом в запросе не может быть отказано на том основании, что законодательство запрашиваемой Стороны не предусматривает таких же по характеру налогов или сборов или не содержит таких же по характеру положений, касающихся налогов, сборов, пошлин и валютных операций, как и законодательство запрашивающей Стороны.

4.6. В соответствии со ст. 11 Европейской конвенции 1957 г. в запросе о выдаче лица может быть отказано в случае, когда преступление, в связи с которым она запрашивается, наказывается смертной казнью по закону запрашивающей Стороны и когда в отношении такого преступления в запрашиваемом государстве смертная казнь не предусмотрена законом или обычно не приводится в исполнение, если только запрашивающая Сторона не предоставит таких гарантий, которые запрашиваемая Сторона сочтет достаточными, в отношении того, что смертный приговор не будет приведен в исполнение. Поскольку в России смертная казнь не применяется, то она может использовать данную норму при рассмотрении запроса о выдаче, поступившего от другого участника этой Конвенции (хотя в абсолютном большинстве из них смертная казнь в мирное время отменена), однако при этом не следует забывать о принципе взаимности.

Положение о неприменении смертной казни, но только императивного характера, содержится в ст. 11 Договора с Индией.

Применительно к вопросу о смертной казни в связи с выдачей см. также п. 4 общего коммент. к гл. 54 УПК.

4.7. Следует иметь в виду сделанную при ратификации Европейской конвенции 1957 г. оговорку о том, что Россия оставляет за собой право отказать в выдаче:

а) если выдача лица запрашивается в целях привлечения к ответственности в чрезвычайном суде или в порядке упрощенного судопроизводства либо в целях исполнения приговора, вынесенного чрезвычайным судом или в порядке упрощенного судопроизводства, когда имеются основания полагать, что в ходе такого судопроизводства этому лицу не будут или не были обеспечены минимальные гарантии, предусмотренные в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966 <*> и в ст. ст. 2 — 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (в ред. от 11.05.1994) <**>. При этом в понятия «чрезвычайный суд» и «порядок упрощенного судопроизводства» не включается какой-либо международный уголовный суд, полномочия и компетенция которого признаны Россией;

———————————

<*> ВВС СССР. 1976. N 17. Ст. 291.

<**> СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

б) если имеются серьезные основания полагать, что лицо, в отношении которого поступил запрос о выдаче, было или будет подвергнуто в запрашивающем государстве пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания либо что этому лицу в процессе уголовного преследования не были или не будут обеспечены минимальные гарантии, предусмотренные в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и в ст. ст. 2 — 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

в) исходя из соображений гуманности, когда имеются основания полагать, что выдача лица может повлечь для него серьезные осложнения по причине его преклонного возраста или состояния здоровья (такая оговорка содержится и в ст. 4 Договора с Китаем);

г) если выдача лица может нанести ущерб ее суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим существенно важным интересам; при этом преступления, в связи с которыми выдача не может быть произведена, должны быть установлены федеральным законом.

5. В случае отказа в удовлетворении запроса о выдаче Генпрокуратура РФ уведомляет об этом компетентные органы запрашивающего государства с указанием оснований отказа (ч. 3 коммент. статьи).