Статья 458. Направление материалов уголовного дела для осуществления уголовного преследования

Опубликовано 07-02-2011

В случае совершения преступления на территории Российской Федерации иностранным гражданином, впоследствии оказавшимся за ее пределами, и невозможности производства процессуальных действий с его участием на территории Российской Федерации все материалы возбужденного и расследуемого уголовного дела передаются в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, которая решает вопрос об их направлении в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования.

Комментарий к статье 458

1. Если иностранный гражданин совершил преступление на территории РФ и после этого оказался за ее пределами, то согласно коммент. статье, в случае невозможности производства процессуальных действий с его участием на территории РФ, все материалы возбужденного и расследуемого уголовного дела передаются в Генпрокуратуру РФ, которая решает вопрос об их направлении в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования.

Отметим, что в надлежащих случаях для российских органов предварительного расследования данная норма имеет императивный характер, т.е. они обязаны передать указанные материалы в Генпрокуратуру РФ, тогда как последняя наделяется дискреционным правом принять решение об их направлении в соответствующее иностранное государство для осуществления уголовного преследования. При этом она должна действовать исходя из конкретных обстоятельств (например, наличия или отсутствия уголовной юрисдикции иностранного государства в отношении деяния, инкриминируемого данному лицу, и соответствующего международного договора, а также тяжести содеянного).

2. Следует иметь в виду, что законодатель распространил действие ст. 458 УПК только на деяния иностранных граждан, хотя потребность в направлении соответствующих материалов в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования может возникнуть также в связи с деяниями как лиц без гражданства, так и граждан Российской Федерации.

Иностранный гражданин — это лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее гражданство (подданство) иностранного государства, а лицо без гражданства (апатрид) — лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и не имеющее доказательства наличия гражданства иностранного государства (ст. 3 ФЗ от 31.05.2002 N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации») <*>.

———————————

<*> СЗ РФ. 2002. N 22. Ст. 2031.

3. Территория Российской Федерации — это суша, воды, недра и воздушное пространство в пределах Государственной границы РФ, которая является пространственным пределом государственного суверенитета Российской Федерации (ст. 1 Закона РФ от 01.04.1993 N 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации») <*>.

———————————

<*> ВСНД и ВС РФ. 1993. N 17. Ст. 594.

К территориальным водам Российской Федерации относятся внутренние воды (речные, озерные и морские), а также территориальное море РФ, т.е. примыкающий к сухопутной территории, в том числе островной, или внутренним морским водам морской пояс шириной 12 морских миль (1 морская миля = 1,852 км), отмеряемых от прямых исходных линий, указанных в ст. 4 ФЗ от 31.07.1998 N 155-ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» <*>.

———————————

<*> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3833.

Следует иметь в виду, что действие УК распространяется также на деяния, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне РФ. Континентальным шельфом Российской Федерации признается морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориального моря РФ на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Внешняя граница континентального шельфа находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря РФ, при условии, что внешняя граница подводной окраины материка не простирается на расстояние более чем 200 морских миль. В противном случае внешняя граница континентального шельфа совпадает с внешней границей подводной окраины материка, определяемой в соответствии с нормами международного права (ст. 1 ФЗ от 30.11.1995 N 187-ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации») <*>. Исключительная экономическая зона Российской Федерации — это морской район, находящийся за пределами территориального моря РФ и прилегающий к нему (включая пространство вокруг островов РФ, за исключением скал, которые не пригодны для поддержания жизни человека или для осуществления самостоятельной хозяйственной деятельности). Ее внешняя граница находится на расстоянии 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря РФ, если иное не предусмотрено международными договорами РФ (ст. 1 ФЗ от 17.12.1998 N 191-ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации») <**>.

———————————

<*> СЗ РФ. 1995. N 49. Ст. 4694.

<**> СЗ РФ. 1998. N 51. Ст. 6273.

4. Комментируемая статья обусловливает передачу материалов возбужденного и расследуемого уголовного дела в Генеральную прокуратуру РФ для решения вопроса об их направлении в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования за невозможностью производства процессуальных действий с участием подозреваемого (обвиняемого) на территории РФ.

В качестве примера можно привести случаи отказа соответствующего иностранного государства в запросе о выдаче такого лица Российской Федерации, а также возбуждения уголовного дела в отношении иностранного гражданина, пользующегося иммунитетом от уголовного преследования (сотрудники дипломатических представительств и консульских учреждений иностранных государств, представительств международных организаций и др. <*>).

———————————

<*> Подробнее см.: коммент. к ч. 4 ст. 11 УК в изд.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.А. Чекалин. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 30 — 34.

5. Многие международные договоры РФ более или менее подробно регулируют вопросы передачи иностранным государствам материалов уголовного дела для осуществления уголовного преследования.

В первую очередь к ним относится большинство договоров, специально регулирующих вопросы выдачи (см. п. 2 коммент. к ст. 460), поскольку первоначально рассматриваемый институт имел целью обеспечить реализацию принципа неотвратимости ответственности в случае невыдачи государством собственных граждан. В этих договорах содержится взаимное обязательство договаривающихся сторон по соответствующей просьбе осуществлять в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против собственных граждан, подозреваемых в том, что они совершили преступление на территории запрашивающей Договаривающейся Стороны (см., например, ст. 72 Конвенции СНГ, п. 2 ст. 6 Европейской конвенции о выдаче 1957 г., ст. 7 Договора о выдаче с Индией, ст. 5 Договора о выдаче с Китаем).

Следует также иметь в виду, что в большинстве международных договоров РФ о борьбе с отдельными видами преступлений (см. п. 6.2 общего коммент. к части пятой УПК) предусмотрено обязательство государств-участников привлекать в соответствии со своим законодательством к уголовной ответственности лиц, которых они не выдают по запросу другого государства (принцип «aut dedere aut judicare» — «выдай или суди»).

Некоторые договоры РФ, регламентирующие правовой статус пребывания российских воинских формирований, находящихся на территории отдельных иностранных государств, содержат положения об осуществлении (передаче) уголовного преследования (см., например, п. 2 ст. 19 Договора между Российской Федерацией и Республикой Армения о статусе Пограничных войск РФ, находящихся на территории Республики Армения, и условиях их функционирования 1992 г., ст. 9 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Таджикистан и Правительством Республики Узбекистан о сотрудничестве в охране внешних границ государств — участников СНГ с Исламским Государством Афганистан с использованием пограничных кораблей и катеров 1994 г. и ст. 8 Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Беларусь по вопросам юрисдикции и взаимной правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований Российской Федерации из состава Стратегических Сил на территории Республики Беларусь, 1995 г.).

5.1. Отдельные договоры содержат требования к запросу об осуществлении уголовного преследования. Например, в соответствии со ст. 73 Конвенции СНГ он должен содержать: а) наименование запрашивающего учреждения; б) описание деяния, в связи с которым направлено поручение об осуществлении преследования; в) возможно более точное указание времени и места совершения деяния; г) текст положения закона запрашивающей Договаривающейся Стороны, на основании которого деяние признается преступлением, а также текст других законодательных норм, имеющих существенное значение для производства по делу; д) фамилию и имя подозреваемого лица, его гражданство, а также другие сведения о его личности; е) заявления потерпевших по уголовным делам, возбуждаемым по заявлению потерпевшего, и заявления о возмещении вреда; ж) указание размера ущерба, причиненного преступлением. При этом к запросу прилагаются имеющиеся в распоряжении запрашивающей стороны материалы уголовного преследования, а также доказательства. Каждый из находящихся в деле документов должен быть удостоверен, как правило, гербовой печатью компетентного учреждения.

5.2. Важной особенностью некоторых договоров является положение, в соответствии с которым в случае, если обвиняемый в момент направления ходатайства об осуществлении преследования содержится под стражей на территории запрашивающего государства, он доставляется на территорию запрашиваемого государства (см., например, п. 4 ст. 73 Конвенции СНГ, п. 2 ст. 70 Договора с Вьетнамом, п. 2 ст. 54 Договора с Ираном).

5.3. При направлении иностранному государству материалов уголовного дела расследование по нему продолжается в соответствии с законодательством этого государства.

5.4. Следует иметь в виду, что в соответствии с договорами о правовой помощи и правовых отношениях с рядом государств (в частности, с Вьетнамом, Кубой, Монголией, Польшей) обязанность осуществления преследования распространяется и на такие правонарушения, которые по законодательству запрашивающего государства рассматриваются как преступления, а по законодательству запрашиваемого государства — как административные проступки.

5.5. Согласно некоторым договорам запрашиваемое государство уведомляет запрашивающее государство об окончательном решении по делу и по просьбе запрашивающего государства направляет ему копию этого решения. Данная норма зачастую сопровождается положением, определяющим правовые последствия передачи уголовного преследования: после вступления в силу приговора или принятия учреждением запрашиваемого государства иного окончательного решения уголовное дело не может быть возбуждено учреждениями запрашивающего государства, а возбужденное ими дело подлежит прекращению (см. ст. 75 Конвенции СНГ, ст. 74 Договоров с Кубой и Монголией).

5.6. В Конвенции СНГ содержатся две новеллы, касающиеся обязательства осуществить уголовное преследование против собственных граждан или передачи уголовного судопроизводства:

1) при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел судами учитываются предусмотренные законодательством Договаривающихся Сторон смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства независимо от того, на территории какой Стороны они возникли (ст. 76);

2) в соответствии со ст. 77 при обвинении одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, дела о которых подсудны судам двух и более сторон, рассматривать их компетентен суд той Стороны, на территории которого закончено предварительное расследование, и по правилам судопроизводства этой Стороны (см. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.04.1999 <*>).

———————————

<*> БВС РФ. 2000. N 2. С. 16, 17.