Статья 457. Исполнение в Российской Федерации запроса о правовой помощи

Опубликовано 07-02-2011

1. Суд, прокурор, следователь, руководитель следственного органа исполняют переданные им в установленном порядке запросы о производстве процессуальных действий, поступившие от соответствующих компетентных органов и должностных лиц иностранных государств, в соответствии с международными договорами Российской Федерации, международными соглашениями или на основе принципа взаимности. Принцип взаимности подтверждается письменным обязательством иностранного государства оказать Российской Федерации правовую помощь в производстве отдельных процессуальных действий, полученным Верховным Судом Российской Федерации, Следственным комитетом Российской Федерации, Министерством иностранных дел Российской Федерации, Министерством юстиции Российской Федерации, Министерством внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службой безопасности Российской Федерации, Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ или Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

(в ред. Федеральных законов от 30.06.2003 N 86-ФЗ, от 29.06.2004 N 58-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. При исполнении запроса применяются нормы настоящего Кодекса, однако могут быть применены процессуальные нормы законодательства иностранного государства в соответствии с международными договорами Российской Федерации, международными соглашениями или на основе принципа взаимности, если это не противоречит законодательству и международным обязательствам Российской Федерации.

3. При исполнении запроса могут присутствовать представители иностранного государства, если это предусмотрено международными договорами Российской Федерации или письменным обязательством о взаимодействии на основе принципа взаимности.

4. Если запрос не может быть исполнен, то полученные документы возвращаются с указанием причин, воспрепятствовавших его исполнению, через орган, его получивший, либо по дипломатическим каналам в тот компетентный орган иностранного государства, от которого исходил запрос. Запрос возвращается без исполнения, если он противоречит законодательству Российской Федерации либо его исполнение может нанести ущерб ее суверенитету или безопасности.

Комментарий к статье 457

1. См. общий коммент. к части пятой и преамбулу к гл. 53 УПК.

2. Запросы о производстве процессуальных действий, поступившие от соответствующих компетентных органов и должностных лиц иностранных государств, исполняются судом, прокурором или следователем только в соответствии с международными договорами РФ (термин «международное соглашение» представляется излишним, так как понятием «международный договор» охватываются и международные соглашения — см. п. 6 комментарий к части пятой УПК) или на основе принципа взаимности и при условии поступления их в установленном порядке.

Принцип взаимности подтверждается письменным обязательством иностранного государства оказать Российской Федерации правовую помощь в производстве отдельных процессуальных действий, полученным одним из следующих органов: Верховным Судом РФ, МИД России, Минюстом России, МВД России, ФСБ России, ФСКН России и Генеральной прокуратурой РФ.

Запросы (поручения), поступившие, в нарушение установленного порядка, непосредственно в компетентные российские органы, исполняются только по указанию уполномоченного центрального органа.

3. При исполнении запроса применяются нормы УПК, однако могут быть применены процессуальные нормы законодательства запрашивающего государства в соответствии с международными договорами РФ или на основе принципа взаимности, если это не противоречит законодательству и международным обязательствам РФ.

3.1. В частности, в соответствии с п. 2 ст. 3 Европейской конвенции 1959 г., в случае если запрашивающая Сторона желает, чтобы свидетели и эксперты дали показания под присягой, то она специально об этом просит, а запрашиваемая Сторона выполняет эту просьбу, если только ее законодательство не запрещает этого.

3.2. Согласно п. 3 ст. 6 Договора с Канадой и п. 2 ст. 17 Договора с США результаты исполнения запроса должны быть переданы, поскольку это не противоречит законодательству запрашиваемой стороны, в таком виде или заверены таким образом, которого требует запрашивающая Сторона с целью признания таковых допустимыми доказательствами в соответствии с законодательством запрашивающей Стороны.

3.3. Ряд международных договоров содержат нормы, регулирующие вопросы отказа от дачи показаний или выполнения иных действий лицом, вызванным на основании запроса о правовой помощи в компетентный орган запрашиваемой Стороны. Например, при ратификации Европейской конвенции 1959 г. РФ сделала оговорку о том, что в соответствии со ст. 3 Конвенции она оставляет за собой право отказать в исполнении поручения о получении свидетельских показаний, если соответствующие лица воспользовались предоставленным им законодательством РФ правом отказаться от дачи показаний вообще или по данному делу.

Согласно п. 6 ст. 12 Договора с Ираном такие лица вправе отказаться от дачи показаний или выполнения иных действий, если право или обязанность такого отказа предусмотрены законодательством запрашиваемой или запрашивающей Стороны. В договорах с Кореей (п. 4 ст. 10) и США (п. 3 ст. 10) установлено, что если вызванное лицо заявляет о своем праве отказаться от дачи показаний в соответствии с законодательством запрашивающей Стороны, то показания должны быть получены и направлены этой Стороне с уведомлением о сделанном этим лицом заявлении.

4. Согласно ч. 3 коммент. статьи при исполнении запроса могут присутствовать представители иностранного государства, если это предусмотрено международными договорами РФ или письменным обязательством о взаимодействии на основе принципа взаимности.

Данная норма в целом отражает договорную практику России последнего времени, однако следует учитывать юридические нюансы регулирования данного вопроса в договорах.

4.1. В некоторых договорах предусматривается, что запрашиваемая Сторона в соответствии с требованиями своего внутреннего законодательства допускает присутствие при исполнении запроса указанных в нем лиц (п. 2 ст. 7 Договора с Индией, п. 2 ст. 7 Договора с Канадой, п. 2 ст. 10 Договора с Южной Кореей, п. 7 ст. 7 Договора с США). Следовательно, это могут быть не только представители иностранного государства, т.е. работники компетентных органов запрашивающей Стороны, но и другие лица (например, адвокат обвиняемого). Отметим, что по законодательству некоторых государств отсутствие адвоката обвиняемого при производстве, например, допроса свидетеля может привести к признанию полученного доказательства недопустимым.

4.2. Лицам, присутствующим при исполнении запроса, разрешается (п. 2 ст. 7 Договора с Канадой) или может быть разрешено (п. 2 ст. 7 Договора с Индией, п. 2 ст. 10 Договора с Южной Кореей, п. 2 ст. 10 Договора с США) задавать вопросы опрашиваемому лицу либо представлять вопросы для того, чтобы они были заданы этому лицу (п. 2 ст. 10 договоров с Южной Кореей и США). Кроме того, согласно некоторым договорам иностранным представителям, присутствующим при исполнении запроса, разрешается осуществлять протокольную запись в ходе производства процессуальных действий, в т.ч. с возможным использованием технических средств (п. 3 ст. 7 договоров с Индией и Канадой, п. 2 ст. 10 Договора с США).

4.3. Если правовая помощь оказывается не на основании международного договора РФ или вопрос о присутствии при исполнении запроса представителей запрашивающего государства в соответствующем договоре не урегулирован, то такое присутствие может иметь место, если это предусмотрено письменным обязательством о взаимодействии на основе принципа взаимности. Подтверждение взаимности со стороны запрашивающего государства осуществляется в порядке, установленном в п. 1 коммент. статьи.

5. В случае исполнения в Российскую Федерацию запроса о временной передаче на территорию иностранного государства лица, находящегося под стражей, для совершения с его участием процессуальных действий (подробнее см. п. 11 коммент. к ст. 456) необходимо учитывать, что в соответствии с ч. 10 ст. 109 УПК время, в течение которого данное лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи, засчитывается в срок его содержания под стражей.

6. Следует иметь в виду, что во многих договорах содержится положение о возвращении запрашиваемой Стороне (по ее требованию, или если она не отказывается от них) предметов, а также оригиналов материалов и документов, переданных во исполнение запросов о правовой помощи (п. 2 ст. 6 Европейской конвенции 1959 г., ст. 7 Договора с Кореей, п. 3 ст. 17 Договора с США).

7. Некоторые международные договоры РФ последних лет (например, с Индией, Канадой, Южной Кореей и США) содержат положения о сотрудничестве в розыске и изъятии имущества, приобретенного преступным путем, и орудий совершения преступлений.

Так, в ст. 18 Договора с США говорится о том, что Стороны в соответствии со своим законодательством оказывают друг другу помощь в розыске, аресте и изъятии имущества, приобретенного преступным путем, включая доходы от преступной деятельности или являющиеся ее результатом, а также орудий совершения преступлений с целью конфискации, возмещения вреда потерпевшим от преступлений, а также взыскания штрафов, наложенных в соответствии с постановлениями судов по уголовным делам. Если центральному органу одной из Сторон стало известно, что имущество, приобретенное преступным путем, и орудия совершения преступлений, которые могут быть предметом конфискации, находятся на территории другой Стороны, он может информировать центральный орган другой Стороны, с тем чтобы эта Сторона могла принять надлежащие меры. При этом Сторона, которая осуществила арест, изъятие или конфискацию имущества, приобретенного преступным путем, и орудий совершения преступлений, распоряжается ими в соответствии со своим законодательством. Эта Сторона передает такое имущество полностью или частично, а также доходы, поступившие от его продажи, другой Стороне, в том числе для целей конфискации и возмещения ущерба (включая возврат законным владельцам), поскольку это разрешено ее законодательством, и до пределов, которые она сочтет необходимыми, а также в тех пределах времени и в соответствии с теми условиями, какие она сочтет приемлемыми.

Более подробно вопросы сотрудничества в отношении преступных доходов прописаны в ч. III заключенной в рамках Совета Европы Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. <*>, применяемой с учетом ФЗ от 28.05.2001 N 62-ФЗ о ее ратификации <**>.

———————————

<*> СЗ РФ. 2003. N 3. Ст. 203.

<**> СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2280.

8. Частью 4 коммент. статьи устанавливаются одно общее основание отказа в исполнении поступившего в Российскую Федерацию запроса, а также порядок действий в случае невозможности его исполнения: запрос возвращается без исполнения, если он противоречит законодательству РФ либо его исполнение может нанести ущерб ее суверенитету или безопасности (так называемая оговорка о публичном порядке). Однако следует учитывать, что в международных договорах РФ устанавливается более широкий перечень императивных (обязательных) и факультативных (по усмотрению запрашиваемой стороны) оснований отказа в исполнении запроса о правовой помощи.

8.1. В качестве общего для многих договоров правила в исполнении запроса отказывается, если оказание содействия могло бы нанести ущерб суверенитету, безопасности или другим существенным интересам запрашиваемого государства либо противоречит его основам законодательства (ст. 19 Конвенции СНГ, п. 1 ст. 3 Договоров с Индией и Канадой, ст. 6 Договора с КНР, п. 1 ст. 4 Договора с США).

8.2. Согласно УПК оказание правовой помощи не ставится в зависимость от того, является ли деяние, в связи с которым она запрашивается, уголовно наказуемым в запрашиваемом государстве, или от степени тяжести наказания за его совершение.

Однако некоторые договоры предусматривают такого рода ограничения. Например, в соответствии со ст. 21 Договора с Ираком правовая помощь оказывается только в связи с преступлениями, влекущими выдачу согласно этому договору, т.е. за совершение которых предусмотрено наказание не менее двух лет лишения свободы. А согласно п. 3 ст. 1 Договора с США правовая помощь оказывается, если деяние, в связи с которым поступил запрос, является преступлением по законодательству обеих Сторон. Но при этом запрашиваемая Сторона может по своему усмотрению оказать помощь также в случае, если деяние, в связи с которым поступил запрос, не является преступлением по ее законодательству. Это важная и перспективная новелла российской договорной практики.

8.3. В ряде договоров, заключенных Российской Федерацией в последние годы, имеются положения об отказе в оказании правовой помощи, если она запрашивается в связи с преступлением, наказуемым по военному праву, но которое не является преступлением по общему уголовному праву, и в связи с преступлением, которое запрашиваемое государство считает политическим или связанным с таковым (см., например., п. 2 ст. 1 и ст. 2 Европейской конвенции 1959 г., п. 1 ст. 4 Договора с США).

8.3.1. Под «преступлениями, наказуемыми по военному праву, но которые не являются преступлениями по общему уголовному праву», применительно к российскому законодательству следует понимать преступления против военной службы (гл. 33 УК).

8.3.2. Законодательство РФ не содержит понятия политическое преступление. Однако при ратификации Европейской конвенции 1959 г. было сделано заявление о том, что во всех случаях при оказании правовой помощи Российская Федерация не будет рассматривать в качестве политических преступлений или преступлений, связанных с политическими преступлениями, в частности преступления, предусмотренные: а) в ст. ст. II и III Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948), ст. ст. II и III Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него (1973), ст. ст. 1 и 4 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984); б) в ст. 50 Женевской конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях (1949), ст. 51 Женевской конвенции об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (1949), ст. 130 Женевской конвенции об обращении с военнопленными (1949), ст. 147 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны (1949), ст. 85 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (1977), и ст. ст. 1 и 4 Дополнительного протокола II к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (1977); в) в Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (1970), Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (1971), и Протоколе о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию (1988), дополняющем упомянутую Конвенцию 1971 г.; г) в Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (1973); д) в Международной конвенции о борьбе с захватом заложников (1979); е) в Конвенции о физической защите ядерного материала (1980); ж) в Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1988), а также в иных преступлениях, сравнимых с вышеперечисленными, предусмотренных в многосторонних международных договорах, участником которых является РФ.

Фактически Россия в одностороннем порядке связала себя таким «негативным» толкованием терминов «политические преступления» и «преступления, связанные с политическими преступлениями». Но этому примеру другие государства не последовали. При этом абсолютное большинство государств мира не имеют законодательного определения «политического преступления» или «преступления, связанного с политическим преступлением», поэтому данный вопрос решается по усмотрению органов, уполномоченных принимать решения об удовлетворении запроса или отказа в его исполнении (что оставляет возможности для предвзятости, в т.ч. политической).

8.4. В Европейской конвенции 1959 г. (ст. 2) предусмотрено право отказать в правовой помощи в отношении финансовых преступлений (т.е. преступлений, связанных с налогами, сборами, пошлинами и валютными операциями). Однако Россия и другие участники Дополнительного протокола 1978 г. к этой Конвенции (перечень см. в коммент. к ст. 453) договорились не использовать данное право. При этом в запросе не может быть отказано на том основании, что законодательство запрашиваемой Стороны не предусматривает таких же по характеру налогов или сборов или не содержит таких же по характеру положений, касающихся налогов, сборов, пошлин и валютных операций, как и законодательство запрашивающей Стороны.

8.5. При ратификации Европейской конвенции 1959 г. Российская Федерация сделала оговорку о возможности отказа в правовой помощи также в одном из следующих случаев:

а) если лицо, которое в запрашивающем государстве подозревается или обвиняется в совершении правонарушения, находится под судом либо было осуждено или оправдано в связи с этим правонарушением в Российской Федерации или в третьем государстве, либо в отношении этого лица в Российской Федерации или в третьем государстве вынесено решение об отказе в возбуждении или прекращении производства по делу, по поводу которого поступил запрос о правовой помощи;

б) если преследование или исполнение решения по делу невозможно ввиду истечения срока давности в соответствии с законодательством РФ.

Кроме того, Российская Федерация оставила за собой право: отказать в исполнении поручения о получении свидетельских показаний, если соответствующие лица воспользовались предоставленным им законодательством РФ правом отказаться от дачи показаний вообще или по данному делу; исполнять поручения о проведении обыска или наложении ареста на имущество только при соблюдении следующих условий: а) преступление, с которым связано поручение, наказуемо по закону и запрашивающей Стороны, и России; б) преступление, с которым связано поручение, является в России преступлением, влекущим выдачу; в) исполнение поручения не противоречит российскому законодательству.

8.6. В ряде договоров, заключенных Российской Федерацией в последние годы, имеются положения, не допускающие отказа в исполнении запроса на основании необходимости сохранения банковской тайны (см., например, п. 3 ст. 2 Договоров с Индией и Канадой, п. 2 ст. 4 Договора с США).

9. Если запрос не может быть исполнен, то полученные документы возвращаются с указанием причин, воспрепятствовавших его исполнению, через орган, его получивший, либо по дипломатическим каналам в тот компетентный орган иностранного государства, от которого исходил запрос.

10. Многими договорами предусмотрена возможность отложить исполнение запроса о правовой помощи или связать его исполнение с соблюдением определенных ею условий, если исполнение запроса может помешать проводимому в запрашиваемой Стороне расследованию или судебному разбирательству (см., например, п. 2 ст. 4 Договора с Южной Кореей, п. 4 ст. 7 Договора с США).