Статья 410. Пределы прав суда надзорной инстанции

Опубликовано 07-02-2011

Статья 410 признана не противоречащей Конституции РФ, поскольку содержащиеся в ней положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего уголовно-процессуального регулирования не допускают возможность содержания обвиняемого под стражей без судебного решения после направления прокурором или вышестоящим судом уголовного дела на рассмотрение в суд Постановлением Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П.

1. При рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд не связан доводами надзорных жалобы или представления и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме.

2. Если по уголовному делу осуждено несколько лиц, а надзорные жалоба или представление принесены только одним из них или в отношении некоторых из них, то суд надзорной инстанции вправе проверить уголовное дело в отношении всех осужденных.

3. Суд надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора может смягчить назначенное осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении.

4. Возвращая уголовное дело на новое рассмотрение, суд надзорной инстанции должен указать, в суд какой инстанции возвращается данное уголовное дело.

5. В случае, когда по уголовному делу осуждено или оправдано несколько лиц, суд не вправе отменить приговор, определение или постановление в отношении тех оправданных или осужденных, в отношении которых надзорные жалоба или представление не принесены, если отмена приговора, определения или постановления ухудшает их положение.

6. Указания суда надзорной инстанции обязательны при повторном рассмотрении данного уголовного дела судом нижестоящей инстанции.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П часть седьмая статьи 410 признана не противоречащей Конституции РФ, поскольку содержащиеся в ней положения по своему конституционно-правовому смыслу не предполагают произвольное и не контролируемое судом продление сроков содержания подсудимого под стражей и не освобождают суд от обязанности рассмотрения уголовного дела в разумные сроки.

7. Суд надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела не вправе:

1) устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или были отвергнуты им;

2) предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства и преимуществах одних доказательств перед другими;

3) принимать решения о применении судом первой или апелляционной инстанции того или иного уголовного закона и о мере наказания.

8. Равным образом суд надзорной инстанции, отменяя определение суда кассационной инстанции, не вправе предрешать выводы, которые могут быть сделаны судом кассационной инстанции при повторном рассмотрении данного уголовного дела.

Комментарий к статье 410

1. Части 1 и 2 комментируемой статьи закрепляют такое хорошо известное (по УПК РСФСР) российскому уголовному судопроизводству начало пересмотра судебных решений, как ревизионный порядок (ревизионное начало) проверки обжалованных судебных решений.

Раскрывая его содержание, Пленум Верховного Суда СССР еще в Постановлении от 05.04.1985 N 2 «О применении судами законодательства, регламентирующего пересмотр в порядке надзора приговоров, определений, постановлений по уголовным делам» <*> рекомендовал судам надзорных инстанций проверять законность и обоснованность обжалованных судебных решений в полном объеме в отношении всех осужденных, полно и всесторонне исследуя, соблюдены ли в ходе расследования или судебного рассмотрения дела все нормы уголовного и уголовно-процессуального закона, и, установив нарушения, отменять приговор (и последующие судебные решения) в отношении всех осужденных, вне зависимости от доводов жалобы или протеста, в том числе и в отношении тех лиц, которые жалоб не подавали.

———————————

<*> БВС СССР. 1985. N 31. С. 18 — 23.

2. Ревизионное начало проверки, предусмотренное ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, объективно вступает в противоречие с состязательным строем процесса.

Во-первых, введение подобного правила, по сути, нивелирует результаты проверки в суде апелляционной и кассационной инстанций, делает бессмысленным (если не бесполезным) правило ч. 2 ст. 360 УПК, ограничивающее границы контроля (в названных процессуальных порядках) исключительно интересом сторон, превращает в потенциально неправосудные решения суда апелляционной или кассационной инстанции ввиду нереагирования на те нарушения, на которые не указывали стороны в своих жалобах. В силу ревизионного начала проверки суд надзорной инстанции без труда выявит те нарушения, на которые не отреагировала апелляционная или кассационная инстанция, ограничившись проверкой доводов и аргументов сторон, изложенных в жалобе.

Во-вторых, введение подобного правила означает, по сути, возврат к советской идеологии уголовного процесса, которой имманентно присущ диктат идеи публичности и объективной истины, то есть к такому строю процесса, суть, содержание и развитие которого никак не зависит от частной воли заинтересованных сторон.

Несмотря на это законодатель считает возможным в нормах УПК вернуться к сути этого правила и именно при пересмотре в порядке надзора, где для этого нет ни надлежащих процессуальных условий, ни достаточных процессуальных средств, так как:

а) надзорная инстанция в отличие от апелляционного или кассационного суда не наделена правом непосредственного исследования доказательств по правилам судебного следствия (ст. 407 УПК);

б) названный суд не вправе в отличие от апелляции устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре суда первой инстанции или были отвергнуты им (п. 1 ч. 7 ст. 410 УПК);

в) нормы гл. 48 УПК не содержат и права сторон на представление в суд надзорной инстанции дополнительных доказательств (хотя отрицать подобное право сторон и в нормах нового УПК вряд ли возможно);

г) по смыслу ч. 2 ст. 406 УПК, надзорная инстанция может разрешить надзорную жалобу (или представление), даже не истребуя (не исследуя) уголовное дело, что не согласуется с ревизионным началом проверки и характерно, скорее, для разрешения жалобы исключительно в пределах заявленных требований сторон (ч. 2 ст. 360 УПК).

В итоге публично-ориентированное стремление законодателя к установлению объективной истины в рамках данного производства, проявляющее себя в предписаниях названных норм, не обеспечено необходимыми для этого процессуальными средствами и служит известным и достаточно плохо завуалированным в нормах УПК средством диктата государственной воли по надзору и управлению судами нижестоящих (в т.ч. и апелляционно-кассационных) инстанций в целях единообразного и правильного применения закона и реализации публичной судебной политики.

3. Части 3 и 5 комментируемой статьи, по существу, лишь повторяют правило (норму) ст. 405 УПК о недопустимости поворота к худшему и самостоятельного правового значения не имеют, лишь конкретизируя пределы полномочий суда надзорной инстанции в видах возможных решений суда. Правда, в контексте буквального смысла норм ст. 405 УПК законодателю необходимо более строго сформулировать нормы ч. 5 ст. 410 УПК, косвенно указывающие на потенциальную возможность ухудшения положения осужденного в рамках надзорного пересмотра.

4. Часть 6 комментируемой статьи закрепляет еще одно, коренное, начало пересмотра судебных решений в судах вышестоящей инстанции, которое в теории уголовно-процессуальной науки сформулировано как обязательность указаний вышестоящей судебной инстанции для нижестоящей. Суть данных указаний, по методу исключения, отчасти раскрыта законодателем в положениях п. п. 1 — 3 ч. 7 комментируемой статьи.

Так, формулируя свои указания, суд надзорной инстанции не вправе:

а) устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре суда первой или апелляционной инстанции или были отвергнуты им. Поскольку суд надзорной инстанции не наделен правом непосредственного исследования доказательств по правилам судебного следствия, законодатель в принципе отвергает элементы апелляционного и, отчасти, кассационного (см. ч. 4 ст. 377 УПК) пересмотра судебных решений в названном процессуальном порядке. Вместе с тем названный запрет не лишает надзорный суд права дать иную, чем в приговоре суда первой (или апелляционной) инстанции, оценку установленным фактам и принять в данной связи решение в сторону, улучшающую положение осужденного;

б) предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства и преимуществах одних доказательств перед другими. Названная редакция нормы во многом вызвана правилом свободной оценки доказательств, отныне возведенного в ранг самостоятельного процессуального принципа (см. коммент. к ст. 17). Запрещая суду надзорной инстанции предрешать вопросы, связанные с внутренним убеждением суда, разрешающего дело по существу, законодатель дает право суду нижестоящей инстанции самостоятельно и беспристрастно взвесить доводы сторон и принять решение на основе своего внутреннего убеждения о доказанности тех или иных фактов и обстоятельств дела;

в) принимать решения о применении судом первой или апелляционной инстанции того или иного уголовного закона и мере наказания в отношении подсудимого. Как и в предыдущем случае, законодатель настаивает на свободе внутреннего убеждения суда первой или второй инстанции в решении этих принципиальных вопросов разрешения дела (спора сторон) по существу.

Поэтому названные указания надзорной инстанции могут, например, касаться вопросов о проведении дополнительных следственных действий, истребовании необходимых документов, выяснении отдельных обстоятельств дела, устранении противоречий между отдельными доказательствами и т.п. В случае невыполнения названных указаний суда надзорной инстанции соответствующий приговор или иное судебное решение вновь могут быть отменены по жалобе заинтересованных лиц или надзорному представлению прокурора.

4.1. Суд надзорной инстанции не вправе, формулируя свои указания, предрешать и выводы суда кассационной инстанции (ч. 8 комментируемой статьи), поскольку правило ст. 17 УПК имеет всеобщий характер для всех стадий и производств уголовного судопроизводства.