Статья 405. Недопустимость поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора

Опубликовано 07-02-2011

(в ред. Федерального закона от 14.03.2009 N 39-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1. Пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора либо определения или постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.

2. Пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора и последующих судебных решений, вынесенных в связи с его обжалованием, по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела допускаются в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на законность приговора, определения или постановления суда.

3. К фундаментальным нарушениям относятся нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлекли за собой постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей, а равно лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права, если такие лишения или ограничения повлияли на законность приговора, определения или постановления суда.

Комментарий к статье 405

1. Комментируемая статья формулирует еще одно (коренное) начало надзорного производства, а именно недопустимость поворота к худшему, суть которого заключается в том, что в результате надзорного пересмотра дела положение осужденного (оправданного) априори не может быть ухудшено по сравнению с решениями, вынесенными в нижестоящих судебных инстанциях. В силу сказанного именно это начало надзорного производства объективно ставит пределы для формулирования надзорных притязаний сторон и последующего их рассмотрения (разрешения) по существу судом надзорной инстанции.

2. Положение ст. 405 достаточно спорно как с теоретических, так и с практических позиций. Исходя из абсолютного запрета поворота к худшему, сформулированного в ст. 405 УПК, не до конца ясно, с какими надзорными требованиями может обратиться в суд, например, потерпевший, в принципе несогласный с теми или иными моментами ранее вынесенных судебных решений. Обжаловать приговор в пользу осужденного он не может, так как это не входит в круг его частных интересов и составляет предмет надзорной жалобы самого осужденного (или его защитника) либо предмет реагирования (надзорного представления) прокурора.

Подавать жалобу в защиту своих нарушенных интересов, требовать изменения ранее вынесенного и вступившего в законную силу приговора в свою пользу также нельзя, ибо это повлечет ухудшение положения осужденного, и, следовательно, судья, уже по результатам проверки (ч. 3 ст. 406 УПК), вправе отказать в удовлетворении жалобы по достаточно формальным основаниям ст. 405 УПК. В связи с этим остается неясным, какими соображениями руководствовался законодатель, внося потерпевшего в круг субъектов надзорного обжалования (ч. 1 ст. 402 УПК).

3. Изложенное во многом касается и оправданного, который, конечно, вправе обжаловать оправдательный приговор, например, в части, касающейся мотивов оправдания. Но буквальное толкование ст. 405 УПК делает это невозможным, ибо подобный приговор обжалованию не подлежит. Между тем тот или иной мотив оправдания, приведенный в приговоре, объективно сказывается на том или ином варианте разрешения гражданского иска, в том числе и в отношении оправданного (см. коммент. к ст. 306), что нередко делает объективно необходимым пересмотр данного приговора в указанной части.

3.1. В свою очередь, абсолютный запрет обжалования постановления о прекращении уголовного дела, установленный ст. 405 УПК, не согласуется с тем положением, что заинтересованные лица могут добиваться изменения в надзорной инстанции оснований прекращения с нереабилитирующих на реабилитирующие, т.е. в сторону улучшения своего положения.

4. В необычное процессуальное положение поставлен и прокурор, который, с одной стороны, призван стоять на страже публичных интересов государства и общества, реагируя своим представлением на явную неправосудность приговора, а с другой — не может внести надзорного представления в защиту прав потерпевшего, государства и общества, если это может ухудшить положение осужденного.

4.1. Знаковым в этом смысле выглядит и термин «вправе ходатайствовать о пересмотре приговора», закрепленный в ч. 1 ст. 402 УПК. В отличие от публично-правового «обязан», он позволял бы надеяться на начала целесообразности и диспозитивности в деятельности прокурора, присущие состязательной форме процесса. Однако в силу ст. 405 УПК (правило — non bisin idem — дважды за одно преступление не наказывают), прокурор также вправе вносить представления лишь в интересах, не ухудшающих положения осужденного (осужденных).

4.2. Таким образом, лишь осужденный, его защитник или законный представитель могут в полной мере оценить преимущества ст. 405 УПК и воспользоваться всей полнотой прав, предоставленных им для обжалования и возможного изменения приговора в свою пользу. Естественно, они вправе обжаловать приговор по любому вопросу, касающемуся их частных интересов, и не вправе касаться тех вопросов, которые охватываются иным частным или публичным интересом.

4.3. Во многом подобная позиция законодателя обусловлена правовой позицией судей Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 08.02.2001 N 78-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Петрова Александра Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статьей 371 и 380 УПК РСФСР, а также статьи 36 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» <*>.

———————————

<*> Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 4. С. 19.

Как следует из этой правовой позиции, изложенной Конституционным Судом РФ, полномочия по принесению протеста на незаконный и необоснованный приговор, а значит, и по пересмотру такого приговора могут быть реализованы лишь при условии, что окончательный приговор содержит судебную ошибку и его пересмотр необходим для обеспечения судебной защиты прав необоснованно осужденных граждан; в других случаях окончательные приговоры опротестованию и пересмотру не подлежат, поскольку иное приводило бы к нарушению гарантируемого ст. 50 (ч. 1) Конституции и п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах права не быть повторно судимым за одно и то же преступление.

5. Отметим, что абсолютный характер запрета поворота к худшему косвенно поставлен под сомнение нормой ч. 5 ст. 410 УПК, по буквальному смыслу своих предписаний все же предусматривающей возможность отмены приговора по мотивам, ухудшающим положение осужденного. Таким образом, законодатель не до конца точно определился в этом принципиальном вопросе надзорного пересмотра.