Статья 321. Рассмотрение уголовного дела в судебном заседании

Опубликовано 07-02-2011

1. Мировой судья рассматривает уголовное дело в общем порядке с изъятиями, предусмотренными настоящей статьей.

2. Судебное разбирательство должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления или уголовного дела.

3. Рассмотрение заявления по уголовному делу частного обвинения может быть соединено в одно производство с рассмотрением встречного заявления. Соединение заявлений допускается на основании постановления мирового судьи до начала судебного следствия. При соединении заявлений в одно производство лица, подавшие их, участвуют в уголовном судопроизводстве одновременно в качестве частного обвинителя и подсудимого. Для подготовки к защите в связи с поступлением встречного заявления и соединением производств по ходатайству лица, в отношении которого подано встречное заявление, уголовное дело может быть отложено на срок не более 3 суток. Допрос этих лиц об обстоятельствах, изложенных ими в своих заявлениях, проводится по правилам допроса потерпевшего, а об обстоятельствах, изложенных во встречных жалобах, — по правилам допроса подсудимого.

4. Обвинение в судебном заседании поддерживают:

1) государственный обвинитель — в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 и частью третьей статьи 318 настоящего Кодекса;

2) частный обвинитель — по уголовным делам частного обвинения.

5. Судебное следствие по уголовным делам частного обвинения начинается с изложения заявления частным обвинителем или его представителем. При одновременном рассмотрении по уголовному делу частного обвинения встречного заявления его доводы излагаются в том же порядке после изложения доводов основного заявления. Обвинитель вправе представлять доказательства, участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Обвинитель может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения.

6. Если в ходе судебного разбирательства в действиях лица, в отношении которого подано заявление, будут установлены признаки преступления, не предусмотренного частью второй статьи 20 настоящего Кодекса, то мировой судья выносит постановление о прекращении уголовного преследования по делу и направлении материалов руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке публичного или частно-публичного обвинения, о чем уведомляет потерпевшего или его законного представителя.

(часть шестая введена Федеральным законом от 12.04.2007 N 47-ФЗ, в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Комментарий к статье 321

1. Согласно ч. 4 ст. 30 УПК мировой судья (МС) рассматривает уголовные дела, подсудные ему в соответствии с ч. 1 ст. 31 УПК, единолично.

2. Все подсудные МС дела о преступлениях небольшой и средней тяжести рассматриваются по общим правилам судебного разбирательства.

3. Общие условия судебного разбирательства у МС: устность, непосредственность, гласность, недопустимость поворота обвинения в худшую сторону, непрерывность судебного заседания, рассмотрение дела одним и тем же МС, состязательность.

4. Дела частного обвинения рассматриваются в соответствии с общими правилами судебного разбирательства. Вместе с тем эти дела имеют ряд особенностей, предусмотренных ч. ч. 3 и 5 коммент. статьи.

5. Согласно ч. 2 ст. 49 УПК в качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены, наряду с адвокатом, один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у МС указанное лицо допускается и вместо адвоката.

О допуске защитника по делу частного обвинения см. также коммент. к ст. 319.

6. Мировой судья вправе рассматривать дела как в общем, так и в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК (см. коммент. к ст. ст. 314 — 317).

7. Согласно ч. 2 ст. 233 и ч. 2 ст. 265 УПК рассмотрение уголовного дела в судебном заседании не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта или постановления прокурора об изменении обвинения. Этот срок не может быть ограничен правилом ч. 2 коммент. статьи.

Законодательное установление о том, что судебное разбирательство должно быть начато не ранее трех суток со дня поступления в суд заявления или уголовного дела имеет, в основном, значение для дел частного обвинения, на которые не распространяются требования ч. 2 ст. 233 и ч. 2 ст. 265 УПК.

8. В соответствии с ч. 1 ст. 233 УПК рассмотрение дела в судебном заседании должно быть начато не позднее 14 суток со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания. Для производства по уголовным делам у МС именно этот срок сокращается, поскольку исчисление срока начинается раньше — со дня поступления в суд заявления или уголовного дела (а не со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания). Это следует признать одним из изъятий из общего порядка рассмотрения уголовных дел в суде, которое связано с суммарным, упрощенным производством у мирового судьи.

9. Хотя в коммент. норме отсутствует указание на содержание встречного заявления, оно, несомненно, должно соответствовать требованиям ч. 5 ст. 318 УПК. В противном случае такое заявление не будет иметь юридической силы. Следовательно, МС в случае подачи встречного заявления, в какой бы момент производства по делу это не произошло (но до начала судебного следствия), должен предложить лицу, его подавшему, привести свое заявление в соответствие с указанными в законе требованиями и устанавливает для этого срок. Комментируемая статья содержит указание только на срок (трое суток), который может быть предоставлен лицу, против которого подано встречное заявление, для подготовки к защите. В силу положения о равенстве прав сторон в деле, стороне обвинения также может быть предоставлено не менее трех суток для подготовки к обвинению.

При этом МС выносит постановление об отложении судебного разбирательства для выполнения заявителем требований ч. ч. 5, 6 ст. 318 УПК. Мировой судья обязан выполнить также требования ст. 319 УПК при принятии к производству встречного заявления. Иными словами, МС принимает те же меры, что и при принятии первоначального заявления.

10. Мировой судья вправе отказать в принятии встречного заявления к своему производству в случае, предусмотренном ч. 1 ст. 319. Это постановление может быть обжаловано в апелляционном порядке сторонами.

11. В связи с поступлением встречного заявления и соединением производств для подготовки к защите по ходатайству лица, в отношении которого подано встречное заявление, разбирательство по уголовному делу может быть отложено на срок не более трех суток. Такое же ходатайство могут заявить законный представитель или представитель частного обвинителя, подавшего первоначальное заявление.

12. После выполнения указанных в ст. ст. 318, 319 УПК требований МС выносит постановление о соединении первоначального и встречного заявлений в одно производство.

Это постановление может быть обжаловано в апелляционном порядке сторонами.

13. В стадии судебного разбирательства соединение встречных заявлений в одно производство допускается в подготовительной части судебного заседания. Запрет на соединение заявлений в одно производство после начала судебного следствия объясняется, в первую очередь, необходимостью обеспечения прав на защиту той стороны, в отношении которой заявление подано, поэтому подача встречного заявления непосредственно в ходе судебного следствия может явиться одновременно поводом и основанием для самостоятельного производства по делу частного обвинения у этого же или у другого МС.

14. Своеобразие разбирательства по делам частного обвинения проявляется в том, что в случае соединения первоначального и встречного заявления в одно производство одна и та же сторона выступает в деле в качестве и частного обвинителя, и подсудимого. Причем в ходе судебного следствия допрос этих лиц об обстоятельствах, изложенных ими в своих заявлениях, проводится по правилам допроса потерпевшего, а об обстоятельствах, изложенных во встречных жалобах, — по правилам допроса подсудимого. Каждая из сторон пользуется правами потерпевшего и подсудимого в зависимости от разбираемого в суде эпизода.

15. Согласно п. 6 ст. 5 УПК государственный обвинитель — это должностное лицо прокуратуры, а также органа дознания, по поручению прокурора поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу.

В п. 1 ч. 4 ст. 321 УПК имеется только указание на то, что по делам частного обвинения обвинение в судебном заседании поддерживает государственный обвинитель в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК, т.е. когда потерпевший, в силу беспомощного состояния или по иным причинам, не может защищать свои права и законные интересы и прокурор возбуждает уголовное дело и направляет его для производства предварительного расследования, и в дальнейшем государственное обвинение поддерживается или прокурором, или представителем органа дознания, уполномоченным прокурором.

Однако очевидно, что по всем делам публичного и частно-публичного обвинения, которые рассматриваются МС, обвинение всегда поддерживается государственным обвинителем.

16. По делам, по которым предварительное расследование проводилось в форме дознания, государственное обвинение у МС может поддерживать представитель органа дознания, уполномоченный прокурором.

О круге дел, подсудных МС, по которым проводится предварительное расследование в форме дознания, см. коммент. к ст. 320.

17. По делам, по которым предварительное расследование проводилось в форме предварительного следствия, государственное обвинение у МС поддерживает прокурор.

О круге дел, подсудных МС, по которым проводится предварительное следствие, см. коммент. к ст. 320.

18. Из п. 2 ч. 3 ст. 150 следует, что по уголовным делам об иных преступлениях небольшой и средней тяжести, т.е. по тем делам, которые и составляют подсудность мировых судей, дознание может проводиться по письменному указанию прокурора.

Таким образом, если по уголовному делу проводилось дознание (по указанию прокурора или в силу п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК), надзирающий прокурор вправе уполномочить представителя органа дознания на поддержание государственного обвинения в суде.

19. О содержании обвинительных полномочий «должностного лица органа дознания» можно судить по ряду норм, которые содержатся в ч. 4 ст. 20, п. п. 14, 17 ч. 2 ст. 37, ч. 3 ст. 37, ч. 4 ст. 41, ч. 4 ст. 225, п. 1 ч. 1 ст. 226, ч. 3 ст. 318 и ч. 4 ст. 321 УПК.

На основании системного анализа приведенных норм следует сделать вывод о том, что полномочия органа дознания на поддержание государственного обвинения производны от полномочия прокурора на осуществление функции уголовного преследования. Хотя уголовно-процессуальный закон допускает поддержание государственного обвинения представителем органа дознания у МС, именно надзирающий прокурор наделяет конкретными полномочиями на поддержание государственного обвинения должностное лицо органа дознания.

20. Надзирающий прокурор должен принимать решение о предоставлении такого рода полномочия должностному лицу органа дознания при утверждении обвинительного акта. В случае согласия с выводами органа дознания, сделанными в обвинительном акте, прокурор утверждает его и поручает поддержание государственного обвинения этому органу, если сочтет целесообразным. Решение об этом может быть оформлено или отдельным процессуальным документом — постановлением, или резолюцией на обвинительном акте.

В каждом случае прокурор должен при этом учитывать обстоятельства дела, необходимость защиты прав и свобод человека и гражданина и пр. факторы. За прокурором остается право самому поддержать государственное обвинение в тех случаях, когда это необходимо для наилучшего обеспечения публичного интереса, защиты прав и свобод человека и гражданина.

21. Прокурор может дать письменные указания органу дознания изложить свое мнение относительно вида и размера наказания, возмещения ущерба, доказательств, подлежащих представлению, и т.п.

22. В прилагаемом к уголовному делу сопроводительном письме в суд прокурор должен указать, что государственное обвинение по делу будет поддерживать представитель органа дознания.

23. Полномочия государственного обвинителя в лице представителя органа дознания должны быть удостоверены специальным процессуальным документом, например письмом на имя МС, составляемым прокурором. В этом письме, сопровождающем направление дела в суд, прокурор указывает конкретного представителя органа дознания, который будет поддерживать государственное обвинение. Таким образом, прокурор наделяет обвинительной властью представителя органа дознания.

24. Ввиду отсутствия прямых указаний закона допустим и другой способ оформления представительства должностного лица органа дознания в качестве государственного обвинителя у МС. Например, в виде письменного поручения прокурора органу дознания поддержать государственное обвинение и письменного указания начальника органа дознания соответствующему должностному лицу осуществить поддержание государственного обвинения. Эти процессуальные документы должны иметь соответствующие реквизиты: печать учреждения, фирменный бланк, подпись.

25. Смена обвинителя не может происходить без согласия надзирающего прокурора, даваемого в письменной форме.

26. Государственное обвинение в суде должен поддерживать или начальник органа дознания, или, по его письменному указанию, один из работников органа дознания, за исключением того, кто непосредственно проводил дознание или оперативно-розыскные мероприятия по данному делу, так как не исключена возможность, что суду понадобится допросить последнего в качестве свидетеля (см. также ч. 2 ст. 41 УПК).

27. Решение об отводе государственного обвинителя — представителя органа дознания — принимает МС.

28. Целесообразно создание специальной группы обвинителей в каждом органе дознания из числа наиболее подготовленных к такому роду деятельности работников. Это было бы разумно, учитывая сложность, новизну для органов дознания судебной деятельности. Необходимо обеспечить, чтобы государственное обвинение доверялось наиболее опытным работникам, обладающим навыками публичного выступления, аргументирования, подготовленным к судоговорению.

В органе дознания должна быть поставлена работа по подготовке к поддержанию государственного обвинения. Для этого по каждому делу, по которому проводится дознание, должны собираться копии основных процессуальных документов и из них формироваться досье обвинителя.

Должностное лицо, которому поручено поддержание государственного обвинения, должно иметь это досье. Желательно, чтобы перед направлением дела в суд это лицо ознакомилось с материалами дела в оригинале. Непосредственно перед судебным заседанием обвинителю целесообразно лично познакомиться и побеседовать с потерпевшим и свидетелями, экспертами обвинения на предмет выработки тактики поддержания обвинения.

29. При наличии данных о том, что на свидетелей, экспертов обвинения, потерпевших оказывается давление, орган дознания, дознаватель, прокурор обязаны принять меры по защите этих лиц, руководствуясь ч. 3 ст. 11 УПК.

30. Недопустимо со стороны прокурора возлагать обязанность поддержания государственного обвинения на органы дознания, помимо перечисленных в ч. 1 ст. 40 УПК.

31. Прокурор должен принять на себя обязанность по поддержанию государственного обвинения по любому делу, когда этого требует защита публичного интереса, включая и те случаи, когда орган дознания не может обеспечить должный уровень поддержания обвинения в суде.

32. На представителя органа дознания, выступающего в качестве государственного обвинителя, распространяются только нормы, содержащиеся в ч. 5 ст. 246 УПК. Он пользуется всеми процессуальными правами государственного обвинителя как стороны в деле. В то же время самостоятельно распоряжаться обвинением, например путем отказа от поддержания обвинения полностью или частично или изменения обвинения, он не может, не получив на это согласия надзирающего прокурора.

Это связано с тем, что именно прокуратура является исключительным носителем обвинительной власти. Надзирающий прокурор несет ответственность за законность и обоснованность обвинения. Окончательное решение относительно пределов и самой судьбы уголовного преследования принадлежит только прокурору.

Следуя этой логике, законодатель предоставил только прокурору право принесения апелляционного представления на приговор или постановление МС, не вступившего в законную силу.

33. Судебное следствие по уголовным делам частного обвинения начинается с изложения заявления (первоначального) частным обвинителем или его представителем или его законным представителем. Затем излагается встречное заявление, если таковое имеется. Следствие проводится исключительно в пределах заявления частного обвинителя или в пределах одновременно первоначального и встречного заявлений.

34. Доводы сторон — это те аргументы, которыми они обосновывают свои утверждения, содержащиеся в заявлениях, поэтому местом приведения доводов является такая часть судебного разбирательства, как прения сторон. Очевидно, что доводы обвинения в случае соединения заявлений в одно производство могут быть одновременно и доводами защиты.

35. Часть 5 коммент. статьи содержит перечень основных прав частного обвинителя. С этой нормой согласуются нормы ст. 22, ст. 42, ст. 43, а также ч. ч. 4 — 6 ст. 246 УПК, согласно которым потерпевший наделяется правами стороны обвинения.

36. Полный или частичный отказ частного обвинителя от обвинения влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК.

Закон не обязывает частного обвинителя мотивировать этот отказ. Отказ от поддержания обвинения — это право частного обвинителя, которым он может свободно распоряжаться. Отказ от поддержания обвинения носит абсолютный характер и не может быть обставлен какими-либо условиями, поэтому отказ от поддержания обвинения отличается от примирения сторон. Примирение предполагает волеизъявления обеих сторон. Как правило, оно связано с выполнением определенных условий, а именно: заглаживания, возмещения вреда, принесения извинений и пр.

37. Формой отказа частного обвинителя от обвинения является его неявка в суд без уважительной причины. Согласно ч. 3 ст. 249 УПК, по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК.

Однако, если в деле имеются законный представитель или представитель потерпевшего, они вправе заменить его в процессе и поддержать обвинение по делу частного обвинения (см. ч. 1 ст. 249 УПК).

38. В коммент. норме не упомянут подсудимый и его права. Очевидно, что на подсудимого, участвующего в судебном разбирательстве у МС, в полной мере распространяются положения ст. ст. 47, 247 УПК. В частности, он имеет право заявлять ходатайства, предусмотренные п. п. 2 и 3 ч. 5 ст. 217 УПК.

39. Следует отметить особенности роли МС в ведении судебного следствия.

Судья должен стремиться к проведению всего судебного разбирательства по делу за одно судебное заседание.

Мировой судья должен обеспечить необходимые условия для осуществления предоставленных сторонам прав и выполнения сторонами своих процессуальных обязанностей. Поэтому следует не только напоминать стороне об имеющихся у нее правах, но и разъяснять их содержание — норма ч. 1 ст. 11 УПК имеет здесь особую актуальность.

40. Поскольку в производстве мировых судей много дел частного обвинения, а частный обвинитель — не профессиональный юрист, то на мирового судью должна быть возложена обязанность после оглашения обвинения разъяснить подсудимому суть обвинения, добиться ясности понимания подсудимым того, в чем его обвиняют.

Словесное краткое и ясное изложение МС содержания заявления, обвинительного заключения, обвинительного акта должно быть дополнено также разъяснением и тех доказательств, которые представлены обвинителем.

Только после этого МС должен спросить подсудимого, признает ли он себя виновным по предъявленному обвинению.

41. Мировой судья вправе не согласиться на применение особого порядка постановления обвинительного приговора, предусмотренного ст. 316 УПК, хотя бы стороны и выполнили все необходимые условия для этого (см. коммент. к ст. ст. 314 — 316).

42. Общий смысл норм о мировом судопроизводстве проникнут идеей искового производства. Это касается и правил доказывания. Мировой судья, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечивает сторонам обвинения и защиты надлежащие условия для реализации их прав на полное исследование обстоятельств дела. Исходя из принципа состязательности, МС занимает пассивное положение в собирании доказательств. Доказательственный материал формируется исключительно сторонами.

43. Мировой судья освобождается от обязанности допрашивать свидетелей. Вместе с тем он может задавать вопросы допрашиваемым после того, как стороны закончили допрос. Мировой судья не обязан вызывать свидетелей, помимо требования об этом сторон.

44. Мировой судья вправе вызвать специалиста для его участия в судебном заседании. В частности, для допроса несовершеннолетнего свидетеля (см. коммент. к ч. 1 ст. 280), а также для производства других судебных действий — эксперимента, осмотра места происшествия.

45. В делах частного обвинения, которые могут быть прекращены примирением сторон, МС обязан склонять их к миру и только в случае неуспеха приступает к постановлению приговора в пределах предоставленной ему власти.

46. Систематическое толкование ч. 2 ст. 20, ч. 4 ст. 319 УПК приводит к выводу, что склонение к миру должно иметь место на протяжении всего судебного разбирательства вплоть до удаления судьи в совещательную комнату для вынесения приговора. Мировому судье особо следует обратить внимание на момент, следующий тотчас после окончания прений сторон, когда их позиции вполне определились. В это время МС получает возможность предложить сторонам наиболее подходящие условия мира.

47. Согласно ч. 5 ст. 319 УПК, регламентирующей полномочия МС по делу частного обвинения, мировой судья обязан разъяснить сторонам возможность примирения. В случае согласия сторон на примирение они подают соответствующие заявления и производство по делу частного обвинения прекращается по постановлению мирового судьи в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК.

Мировой судья вправе реализовать процедуру примирения не только по делам частного обвинения, но по любым делам, находящимся в его производстве, в которых участвует потерпевший или гражданский истец. Уголовно-процессуальный закон (ст. 25 УПК) допускает возможность прекращения МС уголовного дела в связи с примирением сторон по уголовным делам небольшой и средней тяжести (публичного обвинения).

Мировой судья обязан разъяснить сторонам такую возможность и последствия прекращения дела по такому основанию. Судья вправе оказать содействие сторонам в достижении примирения. Этот вывод вытекает из общего назначения мировых судей — «улаживать дело миром» на своем участке, по возможности избегая государственного уголовного наказания и максимально используя возможности средств массовой информации.

48. При наличии условий и оснований, предусмотренных ст. 25 УПК, МС вправе предложить сторонам примириться. И в случае примирения и заглаживания вреда — прекратить дело в соответствии с ч. 2 ст. 239, п. 3 ст. 254 УПК. Если при этом в деле участвует прокурор, он высказывает мнение о законности, обоснованности и справедливости прекращения дела в связи с примирением. И если дело будет прекращено вопреки мнению государственного обвинителя, последний вправе обжаловать постановление МС о прекращении уголовного дела в апелляционном порядке.

49. Об особом порядке постановления обвинительного приговора мировым судьей, предусмотренном гл. 40 УПК, см. коммент. к ст. ст. 314 — 317.

50. Мировой судья обязан приступить к судебному разбирательству в обычном порядке в следующих случаях:

1) если подсудимый не признает полностью свою вину;

2) если подсудимый не дает никакого ответа на вопрос о виновности, отказывается давать показания или дает ответ неясный или не соответствующий обстоятельствам дела с обстоятельствами дела, так что у судьи есть разумные сомнения относительно его виновности;

3) если мировой судья подозревает участие других лиц в деянии, совершенном подсудимым;

4) наличие встречной жалобы по делу частного обвинения от подсудимого, поступившей в подготовительной части судебного заседания;

5) стороны отказываются примириться;

6) по делам о преступлениях, совершенных группой лиц, если хотя бы один из подсудимых возражает против проведения сокращенного судебного следствия и дело в отношении его невозможно выделить в отдельное производство;

7) по всем делам в отношении несовершеннолетних;

8) отсутствие согласия у сторон относительно круга доказательств, которые должны быть исследованы в суде.