Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования

Опубликовано 02-02-2011

1. Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

2. В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

3. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего.

(в ред. Федеральных законов от 12.04.2007 N 47-ФЗ, от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

(в ред. Федерального закона от 02.12.2008 N 226-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

(часть пятая введена Федеральным законом от 29.06.2009 N 141-ФЗ)

Комментарий к статье 21

1. В ст. 21 УПК нормативно закреплен уголовно-процессуальный принцип публичности. Между тем трактовка норм, содержащихся в коммент. статье, должна проводиться в систематической связи с другими принципами уголовного судопроизводства и в первую очередь с состязательностью.

Из принципа состязательности (ст. 15 УПК) вытекает, что и во время досудебной подготовки материалов уголовного дела и в суде сторона обвинения осуществляет функцию уголовного преследования (обвинения), а сторона защиты — функцию защиты от обвинения (п. 45 ст. 5 УПК).

2. Эффективное выполнение функции уголовного преследования (УП) подразумевает наличие у стороны обвинения равных прав и обязанностей со стороной защиты.

3. По делам публичного обвинения полномочные государственные органы осуществляют публичное уголовное преследование в силу возложенной на них законом обязанности.

4. Название коммент. статьи содержит указание на следственный порядок публичного уголовного преследования. Из формулировки «обязанность осуществления уголовного преследования» вытекает, что принцип публичности (официальности) определяется как обязанность должностных лиц государственных органов осуществлять уголовно-процессуальную деятельность в регламентированных законом порядке и форме независимо от воли участников процесса, имеющих в деле законный интерес, в том числе потерпевшего (кроме дел частного обвинения и частно-публичного обвинения).

5. Уголовное преследование возбуждается согласно безличной воле закона, которая обязывает должностное лицо государственного органа возбудить уголовное дело при наличии к тому законного повода и основания и произвести предварительное расследование (см. коммент. к гл. 19, 20).

Таково следственное понимание публичности. Между тем содержание самой коммент. статьи, а тем более ряда других норм (включая те, которым придается значение принципов), содержащихся в настоящем УПК, позволяет трактовать принцип публичности не столь однозначно.

6. Принцип публичности обычно связывают с принципом законности, в частности с требованием неотвратимости ответственности: каждое преступление должно влечь за собой возбуждение уголовного преследования в отношении виновного лица и привлечение его к уголовной ответственности. Для следственно-розыскного понимания законности характерно представление о совпадении права и обязанности уголовного преследования у компетентного государственного органа. Основанием уголовного преследования является факт совершения преступления.

7. Напротив, в состязательном уголовном судопроизводстве в каждом случае прокурором ставится вопрос не только об обязанности, но и целесообразности преследования. Этот вопрос ставится прокурором в качестве стороны обвинения.

Подобный подход в понимании законности позволяет сочетать ее с целесообразностью: благодаря ему устраняется УП в тех случаях, когда оно противоречит соображениям целесообразности.

8. Из буквального смысла нормы, содержащейся в ч. 3 коммент. статьи, вытекает, что в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Однако здесь не говорится об обязанности возбуждения уголовного преследования. Говорится только об обязательности рассмотрения сообщения о преступлении и принятия мер к раскрытию преступления.

О порядке рассмотрения сообщения о преступлении и принятия по ним решения см. ст. ст. 144 — 146 УПК.

Между тем очевидно, что прокурор при принятии решения о возбуждении процессуального УП должен учитывать не только обстоятельства, указанные в ч. 1 ст. 24 УПК, но также и обстоятельства, о которых говорится в ст. ст. 23, 25, 28 УПК. Иными словами, в данном случае прокурор вправе руководствоваться и соображениями о целесообразности проведения УП. Согласно ч. 5 ст. 37 прокурор вправе в порядке и по основаниям, которые установлены УПК, отказаться от осуществления УП.

9. Прокурор может отказать от осуществления УП в форме отказа от поддержания государственного обвинения в суде (ст. 246), в форме отказа возбудить уголовное дело (согласно п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК прокурор уполномочен возбуждать уголовное дело, но не обязан этого делать) в случае установления формальных признаков преступления, но при отсутствии целесообразности УП лица. Прокурор вправе отказаться от УП обвиняемого в форме прекращения уголовного дела или УП.

Другой, новой формой распоряжения прокурором своим правом на публичное УП является институт, регламентированный гл. 40 УПК.

10. Принцип целесообразности вносит в деятельность обвинительной власти свободное усмотрение в пределах, установленных законом. Наличие такого усмотрения есть необходимое условие деятельности сторон в состязательном уголовном судопроизводстве.

Будучи стороной в деле, обвинительная власть в лице прокурора имеет право ставить вопрос не только о законности, но и о целесообразности УП. Прокурор в любой момент может отказаться от публичного УП, если не усматривает необходимости привлечения обвиняемого к уголовной ответственности.

11. Понимаемая в узком смысле целесообразность как требование экономии публичных сил и средств должна обеспечить концентрацию прокуратуры на реализацию УП лиц, совершивших наиболее опасные преступления, шире прибегать к медиаторским процедурам там, где имеют место преступления небольшой и средней тяжести.

12. Ярким выражением нового понимания назначения публичной формы уголовного преследования являются нормы, предусмотренные в ч. 4 ст. 20 (см. коммент. к ст. 20).

13. Требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, как государственными, муниципальными, так и частными (независимо от форм собственности и управления), а также должностными лицами и гражданами. В ряде случаев законодательство предусматривает особый порядок получения сведений по запросам органов предварительного расследования и прокурора, составляющих государственную, банковскую и иную охраняемую законом тайну.

Исполнение требования, поручения и запроса прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя производится бесплатно.

Неисполнение законных требований, поручений и запросов публичных органов УП влечет за собой юридическую ответственность.